В поисках смысла
Нет бездны чернее и глубже, чем бездна человеческих зрачков, но и в них ты не увидишь ничего, кроме собственного отражения
Недавно на сайте obozrevatel.com было объявлено о том, что институт русского языка имени В. В. Виноградова РАН принял решение исключить использование лексической единицы «}{уй» в современном русском языке. Как именно планируется заставить 142 миллиона человек перестать произносить это слово, мне непонятно. Неужели планируется к каждому человеку приставить автоматчика, который будет расстреливать всех, кто произнесёт запретное слово? Или же в мозг будут вшивать чипы, автоматически следящие за речью и вовремя подбирающие синонимы? Как можно взять и изъять из саморазвивающейся системы, которой является язык, что-то, что там есть и само по себе исчезать не собирается? Наш язык не будет подчиняться государственным законам, его невозможно контролировать с помощью постановлений. И что же теперь — кастрировать этот язык и получить другой — более покладистый?

Ведущий научный сотрудник Института, академик Наталия Вавилова утверждает, что морфема «}{уй» является «словом-паразитом» и что надобности в употреблении данной номинативной единицы в современном русском языке не наблюдается, поскольку её всегда можно заменить.
На мой взгляд, такое заявление само по себе уже является ни}{уя не логичным. Если бы не было необходимости в употреблении этой лексической единицы, то её бы перестали употреблять безо всяких запретов, абсолютно естественным образом, как перестали употреблять многие устаревшие слова. Но этого не произошло, поскольку морфема «}{уй», а соответственно и все слова её включающие, несёт в себе абсолютно уникальную коннотативную окраску, аналога которой невозможно подобрать не только среди других русских слов, но и в других языках. Более того, с течением времени значение этого слова изменяется, наполняется новыми смыслами, расширяется. Слово «}{уй» может заменять собой целые предложения, как повествовательные: «}{уй.», так и восклицательные: «}{уй!». Из его производных можно составлять целые тексты, например:

“- Ни}{уя до}{уя на}{уярили!
- Ни}{уя, всё }{уйня — по}{уярили!”

“О}{уенная }{уйня – ни}{уя…
Ни}{уя не до }{уя у меня…
Если б было не }{уйни сли}{уём,
}{ули, мы бы на}{уярились о том.”

«Русский язык не стоит на месте, он меняется и развивается» – говорит академик Вавилова. Это так. И почему-то изменяющийся язык продолжает нести за собой }{уй через столетия, порождая всё больше и больше однокоренных слов. Постепенно это слово, раньше сильно табуированное, проникает на страницы печати и художественной литературы. Разве же это говорит о том, что оно устаревает? Скорее просто меняется, вместе с «великим и могучим».
Кстати, мне очень хотелось бы послушать в живую, каким голосом академик произносила следующую фразу: «Хочу уточнить, что мы изымаем из словообращения морфему, устраняем парадигму. То есть, говоря по-русски, отменяем не только само слово «}{уй», но и все однокоренные слова, как то «о}{уенно», «}{уёво», «ни}{уясебе».».

В общем, остаётся совершенно непонятно, чем так насолил несчастный }{уй нашим лингвистам, а также, как они собираются с ним бороться…

Рассуждая о значении слова «}{уй» в русском языке можно придти к неожиданным выводам. Ведь если рассуждать логически, то можно решить, что }{уй — это буквально всё… Будем рассуждать так: слова являются тождественными, если их антонимы тождественны. Возьмём слово «}{уй» и слово «всё». Антонимом к слову всё будет – «ничего». Слово «ничего» тождественно слову «ни}{уя». Соответственно «}{уй» – это «всё»…

Так это что же, институт русского языка решил лишить нас ВСЕГО?

Автор статьи: Марина Вдовик. Опубликовано на блоге "В поисках музы" .

@темы: в чем смысл того, что происходит?, публицистика